Рамзес [L8]  LG 

[169/169]
8
4
16
0
0
0
6
6
0
 0/0
 0/0
 0/0
 6/6
 6/6
 0/0
1242
 
Имя:Мумий
Город:Телла
ДР:1990-08-24
Девиз:Люди не хотят жить вечно. Люди просто не хотят умирать. (С. Лем)
Статус: OFFLINE - 183 д. 12 ч. 53 мин.
(Давно не появляется) 
Дата рождения:неизвестно
Место:Замок Паладинов
Локация:Шахта
Участвовал:5 (2>>>
Победил:0
Баллов:0


Список врагов пуст...
Приветствую вас на моей скромной страничке.

Мое имя - Рамзес, но чаще меня называют в онлайн-мирах: Mummy, Мумя, Митту, Хомяк, Хомячок и всевозможные их вариации. Но я рад, что именно в Ледраке я подцепил эти меткие прозвища. Спасибо Вам, товарищ Sing. Вы предопределили мою судьбу в виртуальных мирах. И поэтому не удивляйтесь, когда следующие сроки будут принадлежат не обычном земному человеку, а мумии хомячка, жившего во времена XIX династии фараонов Древнего Египта. Да и теперь существующего довольно неплохо.

Небольшая предыстория.

Мой дорогой читатель. Взываю к твоей мудрости. Цени свое время, не трать его попусту на чтение страниц, где по определению смысловой информации не больше, чем в рекламной брошюрке от известных супермаркетов. Ведь что может написать бедный египетский труп, которого ценой ошибки в работе писца (вот из таких тихих парней и создаются величайшие заблуждения истории) мумифицировали 40 дней (на 38 я окончательно решил, что вся моя предыдущая жизнь не стоит и единой секунды, проведенной под заботливыми руками, ногами и другими частями тела бальзамировщика) и положили в гробницу номер 14567, предназначенную для суриката фараона Рамзеса II Великого. Сурикат, кстати, был при жизни мерзкий, а после смерти вообще обнаглел и учинил подлинный скандал в зале суда Осириса. Он потребовал переводчика, так как не понимал речь Осириса, якобы связанную с полным отсутствием зубов у последнего. Даже Баст на какое-то время потеряла интерес к кисточке хвоста Сехмет.
Но похоже я увлекся... Загробная жизнь — интересная штука. Скандалы, сплетни и воскресные посидели у дядюшки Сета делают ее по настоящему насыщенной и полной. Достойная награда за столько лет мучений под палящим солнцем в антисанитарных условиях при полноценной диете из книги «138 способов приготовление чечевицы». Так вот, очутившись в гробнице я, как и все нормальные разумные существа того времени, стал ожидать своей участи на великом суде Осириса. По началу было довольно одиноко. Утварь гробницы представляла жалкое зрелище. Заботливые устроители гробницы положили все, что нужно сурикату для загробной жизни: колесо, зерно и череп бородавочника. Даже не спрашивайте какая связь между бородавочником и счастьем суриката в загробной жизни. Хотя смею предположить, что платоническими чувствами эта связь не ограничивается. Кхе-кхе... Колесо я уразумел под не слишком удобное (киньте камень в человека, назвавшим золото - «мягким» металлом) кресло, остальное для меня представляло ценность равносильную ценности победы господина М. Прохорова в игре «Кто хочет стать миллионером».
Медленно тянулись часы, годы, быть может десятилетия (довольно сложно определять время в темной гробнице, где единственное существо помимо тебя обладало большим количеством дырок, чем дикобраз во время брачной ночи. Да-да, бородавочник все еще «жил» со мной), а Осирис все не спешил ко мне проявлять свое неподкупное чувство справедливости и чести. Единственное мое занятие в долгие минуты ожидания — попытки научить бородавочника произносить свое имя на 6 различных языках, что при отсутствии языка как органа делалось нетривиальной и достаточно интересной задачей. Я как раз пытался научить бородавочника произносить гортанный звук «р», когда за мной пришли. 2 сердитых скарабея появились из ниоткуда и деловито принялись делать какие-то расчеты, записывая результаты в небольшие блокнотики с беззубой улыбкой старика на обложке — гербовой печатью Осириса. Даже спросили бородавочника - как его зовут. Он с честью выдержал испытание, скажу я вам.
Вы не сурикат, - наконец после часа обследований изрек один скарабей, - и даже не пытаетесь им быть. В его голосе чувствовался некий укор.
Почему же, - решил не сдаваться я.
Скарабей ничего не ответил, он лишь черкнул в своем блокнотике несколько строк и очень выразительно посмотрел на череп бородавочника, который скромно ожидал результаты беседы в сторонке. Напряженное молчание продолжалось несколько минут, пока более разговорчивый скарабей (другой за всю нашу беседу не произнес ни слова) не пискнул что-то насчет перерыва на обед и исчез. Разумеется его более молчаливый сородич последовал за ним. Мы остались одни. Даже трупы хотят спять, пусть даже и по привычке. Поэтому оставляю вас в обществе бородавочника. Быть может как-нибудь потом я доскажу историю своей жизни.
Не скажу, что я этому особо обрадовался. Все таки 2 скарабея были более интересными собеседниками, чем бородавочник. Хотя что-что, а умение слушать — это у бородавочника не отнять. Так вот, мы остались одни и я продолжил обучение бородавочника премудростям языков. Прошло много времени. Не то, чтобы у меня появились часы или какой-либо другой способ регистрации времени, но в такой скуки даже 2 часа кажутся тебе целыми столетиями. Не буду утруждать вас подробным отчетом занятий с бородавочником, а мне очень хотелось бы. Ибо они вносили хоть какой-то смысл моего существования в данной гробницы. Видно из-за каких-то проволочек наверху (или внизу, смотря как смотреть) дело мое по поводу отправления в Царство Мертвых положили в долгий ящик и благополучно устроили лет так на 100 перерыв на чай. Но жуки-чиновники не единственные существа, стремящиеся обнаружить гробницу, полную целым одним золотым колесом. К счастью на свете существуют воры и археологи. Вот последние-то и составили мне отличную пищу для ума своими пытливыми вопросами. Они обнаружили меня (как говорят) совершенно случайно и вообще не думали, что здесь есть хоть что-то, кроме песка, скал и ветра. Тем лучше для меня. Разумеется сначала они немного удивились моему нежеланию находится в горизонтальном положении хоть сколь продолжительный отрезок времени, но быстро с этим свыклись, увидев мою вторую особенность — постоянные шутки в их сторону, которые я с завидным постоянством говорил черепу бородавочника. И знаете что, череп иногда даже смеялся. Хорошо или плохо, но я оказался в Большом Мире по прошествии стольких лет. Думаю сурикату о таком даже мечтать не приходилось. Большой Мир за исключениям бесконечно новых технологий, меня ни чем не удивил. Все те же лица: усталые, бесконечно занятые и напряженные злобно смотрели на маленького Хомячка, к тому же высушенного, умасленного и завернутого в чистые благоухающие бинты белого с голубым цвета. (Я знаете ли, любил выглядит хорошо даже в обществе с бородавочником). Поэтому, чтобы не особо мозолить глаза я устроился работать в единственное место, где мумии чувствую себя в большинстве по отношению к живым людям — в Каирском музее. Устроился я на должность регистратора, в обязанность которого входил учет всех поступающих и выбывающих мумий музея. Взяли меня с большим удовольствием. Страховка и выходные — головная боль каждого уважающего себя работодателя. И этих недостатков я, разумеется, был лишен. Небольшой кабинет, старенький компьютер и рабочий день с 8 февраля по 8 февраля. Разумеется как и всякий уважающий представитель офисных работников (а я себя к ним причислял) я стал играть в онлайн-игры, которые отлично скрашивали мои бесконечные будни регистратора. Что ж, Ледрак, проверим твоем гостеприимство.




Пока здесь ничего нет, но возможно здесь что-то появится позже.